elektrikz (elektrikz) wrote,
elektrikz
elektrikz

Category:

мыслеформы

Наутро камень оказался не на месте. Ещё вчера вечером его пнул, походя, грозный сотник, направляясь до ветру. Пнул и споткнулся, потерял равновесие и громогласно рухнул, впечатавшись налобной пластиной в иссохший пень.

Буквально через пять минут сотник пошевелил рукой и нащупал голову. Пластина немного помялась, и теперь нужно было найти пять монет на новую. Или отрезать голову тому высокомерному командиру соседней сотни, забрать его налобник и заодно поставить точку в их трёхлетней вражде. Но боги Судьбы подчас переворачивают кубок вверх дном, и смеются над достойными воинами. Два прошлых раза, по крайней мере, они были не на его стороне. Свою налобную пластину, даже помятую, терять с головой не хотелось.

Сотник встал, поправил латы и посмотрел на злосчастный камень. Большой и округлый, похожий на колесо от телеги, тот спокойно себе продолжал лежать на прежнем месте, не выказывая ни малейших признаков угрызения совести. На ровной каменной поверхности в вечерних сумерках угадывался тонкий человеческий лик с ясным всепрощающим взглядом. Глупо было пинать такой камень, и ещё глупее было бы стараться сдвинуть его в одиночку. Но сотник попытался. Безрезультатно.

Ещё раз пощупав лоб и мятую пластину, грозный воин побрёл обратно к лагерю. Пять золотых, или тридцать серебряных монет, где ж их взять? Плата за летние месяцы проиграна в кости ещё в конце весны, за осень будут выдавать только по наступлению холодов. Не ходить же теперь с кривым налобником, как пьяница-ветеран? Остаётся лишь добыть пленного варвара из вражеского лагеря, что расположился за рекой, и желательно повыше рангом. Глядишь, и на пластину дадут награду! А ещё лучше, сказать, что налобник в бою погнули. Так и её заменят за казённый счёт, и награду за пленника выдадут. Так и надо поступить, точно.

* Круглотвердь двигался к своей возлюбленной. Спокойными, размеренными движениями он перемещался по рыхлой земле вот уже три с половиной круга, и оставалось ему до цели каких-то пару кругов. Его возлюбленная, Трегона, терпеливо ждала на другом берегу жидкой преграды, и посылала своему избраннику призывные формомысли.

Все полноправные Части Твердыни могут общаться меж собой формомыслями, независимо от величины и возраста. Лишь бы плотность позволяла; например, с семнадцати единиц уже вполне себе можно позволить формировать мысли, а с двадцати трёх - и принимать. Очаровательная Трегона была уплотнена до тридцати двух единиц из сорока возможных, поэтому её формомысли могли достигнуть любого частотверда в радиусе пятнадцати кругодвигов.

Соблазнительные формы Трегоны привлекали абсолютно всех частотвердов в зоне досягаемости её формомыслей от пяти и до тридцати девяти единиц плотности. Но выбрала она только одного, Круглотверда. Пересылались мыслями они уже давно, практически синхронизировались и в будущем надеялись слиться в единую твердь. Тягучее время для них не имело значения, они просто двигались друг к другу.

Вокруг происходили катаклизмы, продолжительные ливни вызывали оползни, периодически твердь сотрясалась от твердокашля, иногда просыпались вулканы и заливали окрестности тёплым соусом, посыпали мягким пеплом. Всё равно Круглотверд шёл к своей Трегоне. Бывало и так, что смешные мельтешины пытались помешать возлюбленным: хватали гуртом, затаскивали на передвиги и перемещали в низовья. Однажды даже вставили Круглотверда в стопку твердоформ, надеясь создать загородь, но уже на третий мииг большинство истинных жителей Твердыни разошлись по своим делам. Круглотверд тоже нашёл свой путь к возлюбленной. А сейчас вот, например, один глупый мельтешин влепился своей верхней кочкой прямо в бок. Даже мысли глупца промелькнули в поле зрения Круглотверда, глупые мысли. Их и переслал он своей Трегоне в качестве анекдота, так сказать, для поднятия настроения.

** Уч-Коон неожиданно проснулся посреди ночи. До рассвета оставалось ещё много времени. Что же его разбудило? Шорох листьев за шатром, или бряцанье оружия караульных? Нет, всё тихо. Только какое-то волнение он ощущал, будто новая мысль зародилась в его голове. Как и в прошлый раз, за день до нападения вепря в лесу, его что-то предостерегало: опасность близко, будь осторожен! Он постарался припомнить свои ощущения, мысли со вчерашнего заката, - ведь в тёмное время с нами разговаривают искры великого костра, смотрящие сверху. А с тех пор, как его отряд расположился у излучины реки, готовясь к объединению с войском Таар-Нада, необычные мысли и загадочные сны посещали Уч-Коона почти каждую ночь.

Свой шатёр он закрепил вплотную к большому треугольному камню, покрытому коричневатым мхом, и в месте, где шероховатая поверхность была открыта, устроил лежанку. Ему нравилось касаться затылком твёрдой и, вместе с тем, как-будто тёплой округлости. Засыпал он быстро и легко просыпался, всегда отдохнувшим, даже если проспал совсем немного. Наверное, всё дело было в успокаивающем журчании речушки, что текла в полуброске от лагеря. И вода в ней была довольно чистой, вполне пригодной для питья. Здесь бы возвести небольшую крепость из камней, да жаль, их здесь мало, не то, что в родных местах.

Постепенно мысли вернулись к тревожным ощущениям, и вдруг стало понятно, откуда шла тревога. Ему приснился сон, и как часто бывает, при пробуждении он упорхнул от Уч-Кууна мотыльком. И только свет спокойствия смог привлечь этот сон обратно. Снилась река, снился большой треугольный камень, и к реке ползли водяные драконы; они бесшумно втекали на том берегу и появлялись уже на этом. Сверкая панцирями в темноте, драконы высматривали добычу единственным жёлтым глазом, очень большим и немигающим. От такого взгляда северный ветер забирался под кожу, и ноги отказывались подчиняться голове. Но драконьим обедом быть не хотелось...

Весь следующий день отряд Уч-Кууна занимался приготовлениями, и к наступлению сумерек в шатрах остались лишь приманки. Воины же бесшумно переместились в свои новые укрытия, выставив наизготовку смертельные иглы. Главная задача была - не смотреть в драконий глаз, а сверху всегда найдётся щель меж панцирных щитков, и тут уж остаётся не промахнуться.

*** Лунные блики отражались на мокрых латах разведчиков. Помятый налобник на голове сотника зловеще вглядывался в темноту леса. Оперения игл неслышно рассекали воздух.
Tags: зе бэст, кому не спится, кто здесь?, почитать на ночь, рассказы, сны
Subscribe

  • межвременное

    Спирали событий накручиваются на пропеллер времени. Призванные веселить и радовать, белесоватые бумажные клочки шелестят в воздушном потоке новостных…

  • сыграть не в ящик

    Как одно из главных искусств, кинематограф вполне справляется с формированием взглядов вот уже многих поколений. Кого мы только не пересмотрели на…

  • мирнотрудное до мая

    "До" и "после" - чаще используется в сравнении изменений внешнего вида людей, особенно, если они потратили время и усилия на эти изменения. Мне же…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments