elektrikz (elektrikz) wrote,
elektrikz
elektrikz

Про "войнушку".

Все мы когда-то играли в военные игры. Некоторым удалось застать те времена, когда детишки делились в таких играх на “наших” и “фашистов”. Причём в ряды последних шли с большой неохотой; может, потому что победить было невозможно в принципе, а может потому, что героев во вражеском стане не бывает. Героем же хотел быть каждый, зачем ещё воевать? В пионеры и комсомольцы записывались хором.

Время шло, игры немного изменились. “Наши” стали подпоркой в политических играх, обретя прозвище “нашисты”, пионеры и комсомольцы остались на советских фотографиях, “фашисты” спокойно ходят по улицам и называют себя наци патриотами. Конечно, присоединились ещё разменные фигуры в виде террористов (они же борцы за свободу маленьких, но гордых народов), членов неподкупной оппозиции (они же бывшие руководители и шахматисты) и просто бурлящей невидимой массы “недовольных в сети”. Героями всё так же стремятся стать люди, так было всегда.

И ничего, что дети теперь мочат в сортирах громят врага в виртуальном пространстве сотнями тысяч единиц, и вид врага теперь широко варьируется от злых гоблинов и вялых зомби, до космических пришельцев. Тяга к геройству, видимо, сидит в крови.

Хорошо, всё-таки, из такого материала готовить “пушечное мясо”. Недаром призывной возраст - 18 лет. Это же дети, мнящие себя взрослыми… Многие ли из 35-40 летних готовы бросаться в сражения за выдуманную справедливость, сферы влияния, несколько десятков нефтяных вышек? Достаточно обратить внимание на воинствующих повстанцев в горячих точках планеты, чтобы определить “пластилиновый возраст”, легко поддающемуся лепке в умелых руках.

Несколько лет назад мне довелось  побывать в гостях у одной пожилой супружеской пары. Милая старушка, довольно общительная, охотно рассказала про годы в блокадном Ленинграде, когда она, тогда ещё совсем девчонка, после двух лет обучения в медицинском институте, на полных правах врача пыталась спасать умирающих жителей нашего города. И большей частью спасали её они, эти умирающие, заставляя взять скудные крохи еды, понимая, что у девочки шансов выжить больше.

Молчаливый супруг этой героической женщины, тихий старик с внимательным взглядом умных глаз, не сразу решился вступить в разговор про военные годы. Лишь убедившись, что мне действительно интересны их воспоминания, и задаю вопросы не просто из вежливости, он подсел к нам за стол и присоединился к разговору. Алексей Степанович прошёл всю войну в артиллерийских войсках, дважды был ранен и один раз контужен, получил множество медалей и два ордена.

В разговоре он сказал одну фразу, которую я запомнил навсегда: “Понимаешь, в войне нет ничего героического. Вот все фильмы про войну прославляют героев, великих стратегов, отважных командиров. А на самом деле это самые страшные дни, месяцы и годы в жизни всех участников, по обе стороны фронта, независимо от идеологии и социального строя. Война ужасна!”

Их, наверное, уже нет в живых, этих милых стариков, но в моей памяти останется тот запах булочек к чаю, ощущение той атмосферы у них в гостиной, ощущение тепла Любви этой невероятной супружеской пары. И, конечно, эти слова о войне…

Subscribe

  • мысли вслух

    Никто не идеален, даже Бог. Чего уж с родителей требовать, надо ли? Когда сам родитель шестерых, понимаешь, что они личности с детства, разные…

  • поспешное

    "День, через день, работа догоняет меня... Миг, через миг, в жизни происходит фигня." Массивная дверь последнего вагона поезда в величественном…

  • вероятностное

    Пока весь мир усложняется до невозможности, запутывается в усложнении и ожесточается в междоусобных непонятках, я совсем наоборот. Упрощаюсь, туплю и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments